Реальные истории воевавших в Сирии
ТАМ БЫЛ АД
Что заставляет людей отправляться в Сирию? Что их там ждет? Ради чего ведется эта война? Ответы на эти вопросы "Открытая Азия онлайн" искала с кыргызстанцами, побывавшими на войне, и родственниками тех, кто отправился в Сирию.
Эксперты полагают, что ИГ (запрещенная террористическая организация) представляет реальную угрозу для государств Центральной Азии. В частности, потому, что в ее рядах воюет большое количество выходцев из этих стран. Они могут вернуться домой и начать распространять свои экстремистские воззрения и вербовать террористов, или, что еще хуже, руководство ИГ может использовать их для совершения террористических актов у себя дома.
Мне хотелось защищать детей, сестер и братьев-мусульман. Но в Сирии я понял, что там ведется война не за ислам, а ради интересов определенных людей.
Рустом
Находился в Сирии полгода
Из родного села сразу после школы Рустом уехал в Россию, где познакомился с выходцами из Узбекистана, с которыми и начал ходить в мечеть.
"Мне показывали видео с убийствами детей, братьев и сестер-мусульман. Мне стало так больно и обидно за них", - вспоминает парень.
Рустому рассказали, что он много грешил, но если начнет бороться с неверными, то Аллах простит и пропустит в рай его самого, а также родителей и родственников.
И уже через две недели уговоров семнадцатилетний Рустом согласился поехать в Сирию, чтобы защищать единоверцев.
"Когда я увидел наш лагерь, мне показалось, что я попал в рай. Там было столько деревьев, росли овощи, пели птицы. И на душе стало так спокойно", - говорит парень.
Через несколько дней новобранцам выдали автоматы и начали учить стрелять. Но стрелять Рустом так и не научился. Тогда у него отобрали автомат и выдали кастрюлю, поскольку до Сирии парень работал поваром.
А потом вертолет сбросил бомбу рядом с их лагерем.
"Весь дом трясло. Окна выбило. Думал, что попал в ад. После этого решил уехать. Но у меня отобрали паспорт. И звонить там нельзя. Если командир узнает, что кто-то разговаривал по телефону, то накажет. Как именно, не знаю. Но, говорят, что жестоко, - рассказал Рустом. - Бежать мне помог таджикистанец. Мне удалось пересечь границу Турции под покровом ночи. Сразу же пошел в полицию. Меня арестовали и посадили в изолятор. Оттуда я позвонил домой и попросил купить мне билет".
Рустом рассказал, что так намучился в Сирии, что был рад, когда его посадили в тюрьму Турции.
"А когда сел в самолет до Оша - был просто на седьмом небе от счастья. Мне было неважно - посадят меня в тюрьму в Кыргызстане или нет. Главное, что я лечу домой", - рассказал Рустом.
Сотрудники правоохранительных органов подчеркивают, что многие из тех, кто вернулся из Сирии, не вызывают у них доверия. Милиционеры полагают, что некоторые кыргызстанцы возвращаются вовсе не потому, что разочаровались в происходящем в Сирии.
Житель Кара-Суйского района Анвар утверждает, что был в Сирии всего 15 дней. Этого времени якобы хватило, чтобы понять: эта война ведется не ради ислама и мусульман.
Сейчас Анвару 28. А пять лет назад он вместе с четырьмя односельчанами вылетел из Оша в Турцию, затем пересек границу с Сирией. Схема вербовки была стандартной.
Он уверяет милиционеров, что денег ему никто не предлагал, поехал ради идеи, автомат в руки ему не давали, стрелять не умеет. Билет купил сам, а пересек границу с Сирией при помощи гражданина Турции.
В Сирии к нам относились как к каким-то солдатам и рабам, а у мусульман такого не должно быть. Я поскорее хочу все это забыть и даже не думаю о возвращении туда.
Анвар
был в Сирии 15 дней
Из 500 кыргызстанцев, которые отправились в Сирию, 30 погибли, около 40 вернулись на родину. Остальных в Кыргызстане с нетерпением и надеждой ждут родственники.
Зайнабидин уехал в феврале 2014 года. Тогда ему было 22. "В апреле мне сказали, что он уехал в Сирию, - рассказывает его отец Абуджон Бахрамов. - Еще через три месяца я написал заявление в Госкомитет нацбезопасности Кыргызстана. Буквально умолял вернуть нашего сына из Сирии. Но ответа нет. А мы с надеждой ждем его дома. Я сильно болею. Супруга прикована к постели из-за известия о сыне. Я не верю в джихад. Мусульмане никогда не должны убивать человека. Мусульманин тот, кто уважает своих родителей. Только тогда он сможет попасть в рай. Пусть Зайнабидина в Кыргызстане посадят в тюрьму, главное, чтобы он был живой и на своей Родине".

У 27-летней Гульноры Базарбаевой первым в Сирию отправился брат. "Сначала он поехал в Турцию, изучать Коран, а через пару лет вдруг позвонил и сообщил, что едет в Сирию. Отец требовал вернуться в Кыргызстан, но брат сказал, что не хочет".
Спустя несколько месяцев в Россию на заработки решили отправиться родители Гульноры. Вместе с ними уехала и ее сестра вместе со своим 9-летним сыном.
"А примерно год назад мне сказали, что вся моя семья выехала в Сирию, что мой отец стал шахидом. И что в Сирии полевые командиры подарили ему внедорожник за то, что его сын - мой брат - погиб в бою с неверными".
Женщина подчеркнула, что очень ждет свою семью.
"Я надеюсь, что они приедут. Они же поехали не воевать, а просто спасать своего сына. Я знаю, что отец даже не думал ехать в Сирию, но почему-то уехал".


Утро Гульчехры Абдурахмоновой начинается с того, что она выходит из дома и смотрит на дорогу: не идет ли ее сын с войны.
"Абдурахмонбек окончил девять классов и поехал в Турцию к своей тете, начал там работать. Он был современным мальчиком. Никогда не интересовался религией. Всегда был веселым, отзывчивым и активным парнем, - рассказала мать. - Потом познакомился с какими-то людьми, которые пообещали найти ему хорошую работу. Наверное, его обманули и силой вывезли в Сирию. О том, что он на войне, он написал моей дочери в "Одноклассниках". Это было два года назад. С тех пор он на связь не выходил. Я жду сына с нетерпением. Он у меня золотой, никогда не спорил. В нашей семье никто не читает и не читал намаз. Все современные. Я очень его жду, даже если его посадят в тюрьму, я буду рада и этому".

Однако далеко не все кыргызстанцы с нетерпением ждут возвращения соотечественников из Сирии. Многие уверены, что их нужно приговаривать к пожизненному сроку, а то и вовсе закрывать въезд в страну.
Руководитель пресс-службы УВД Ошской области Женишбек Аширбаев подчеркнул, что по закону лишать гражданства лиц, которые выехали в Сирию, нельзя.
"70% выехавших в Сирию кыргызстанцев были обмануты вербовщиками. Это бедные люди, которым обещали заплатить большие деньги за помощь якобы мусульманам во время джихада. 30% выехали за идею. Они хотели помочь мусульманам, которых якобы убивают кафиры, то есть неверные, - пояснил Аширбаев. - С вернувшимися из Сирии нужно проводить разъяснительные работы, так как их можно вернуть к нормальной жизни. С теми, кто поехал в Сирию за идею, нужно работать отдельно и более усиленно. Их показания тщательно анализируются. Нужно отметить, что почти все возвратившиеся отбыли срок наказания. Однако и после этого специалисты продолжают вести за ними наблюдение".
Аширбаев добавил, что нужно активнее вести профилактические работы.
"Нужно обучать основам религии с детских садов, чтобы дети знали азы ислама и других религий, чтобы понимали, когда их пытаются обмануть с помощью веры. Если человек будет знаком с истинной религией, то он никогда не возьмет в руки оружие", - заключил Женишбек Аширбаев.
Made on
Tilda