Уголь Сулюкты как источник заработка целого города

«Здесь грабят всё»



Добыча и продажа угля на предприятии «Сулюктакомур» стала выходить из-под контроля после приватизации в середине 90-х. С тех пор компания стала убыточной, а твердое топливо десятками тонн уходит «мимо кассы».
Повествование ведется от лица корреспондента Kloop.kg Хлои Гейне
Солнце неспешно скрывается за горизонтом, очерчивая лучами силуэт большой розовой арки на кыргызско-таджикской границе. На ней – портрет Исхака Раззакова и фотография президента Атамбаева.

Здесь находится пограничный пост, через который местные коммерсанты продают в Таджикистан сулюктинский уголь – самый качественный на всей территории Кыргызстана.
Загруженные углем грузовики в паре десятков метров от поста ждут покупателей со стороны Таджикистана.

Водители с опаской реагируют на наше появление и поначалу не хотят общаться.
Но любопытство побеждает, и один из них — Бакыт — решает побеседовать.


Загруженные углем грузовики в паре десятков метров от поста ждут покупателей со стороны Таджикистана.

Водители с опаской реагируют на наше появление и поначалу не хотят общаться.
Но любопытство побеждает, и один из них — Бакыт — решает побеседовать.
«Если вы попытаетесь здесь взять интервью, то вас, возможно, будут бить», – предупреждает он.

Водители просят не называть их имен и сперва отказываются разговаривать.

«У нас есть секреты. Если вы сейчас сделаете передачу, то нам запретят [торговать], границу закроют. Поэтому мы не будем говорить о проблемах, потому что их нет», — смеется приятель Бакыта.

За один выезд он рассчитывает заработать 5-7 тысяч сомов. Его грузовик вмещает угля на 100 тысяч. Но большая часть выручки уходит на оплату налогов и доставку.

Бакыт закупает уголь на частной шахте в Сулюкте, затем продает его покупателям из Таджикистана прямо на границе. Сумма сделки определяется на кыргызской стороне — здесь есть редкая для этих мест «весовая». Перевозом угля через границу в Таджикистан занимается уже сам покупатель.
Если вы попытаетесь здесь взять интервью, то вас, возможно, будут бить.
Сулюкта – один из первых шахтерских поселков в Центральной Азии, основанный еще в 1868 году. С момента распада СССР жизнедеятельность города резко осложнилась из-за отсутствия рынков сбыта — хозяйственные и экономические связи города в регионе были разорваны, количество добываемого угля значительно снизилось.
Сергей Прокудин-Горский. «На Сулюктинских копях, 1907 г.
Добычей здесь занимаются несколько десятков компаний. Некогда самая крупная из них – «Сулюктакомур», с государственной долей в 45 процентов. Компания появилась в рамках программы Всемирного банка PESAC.

В рамках нее с 1994 по 1996 годы правительство Кыргызстана на кредитные деньги проводило приватизацию «перспективных» государственных предприятий, тогда как неперспективные были закрыты или реструктуризированы.

К середине 90-х некогда прибыльное шахтоуправление «Сулюктинское» было преобразовано в Акционерное общество «Сулюктакомур».

Угольных запасов в Сулюкте хватит на ближайшие 200 лет, но несмотря на перспективы, некогда успешный шахтерский городок производит депрессивное впечатление – инфраструктура выглядит запущенной, а сам город захолустным.

Местный уголь знаменит высоким качеством, но его затратно перевозить вглубь страны. Сулюкта – самый отдаленный город от столицы Кыргызстана – Бишкека. Она находится на юге страны, в Баткенской области.
Высокие транспортные затраты вынуждают продавцов и местных перекупщиков обращаться к другому рынку сбыта – в соседний Таджикистан. Операции по продаже проходят прямо на границе. Продавцы выкупают твердое топливо грузовиками в местных шахтах – иногда законно, а иногда «мимо кассы» предприятий.
Высокие транспортные затраты вынуждают продавцов и местных перекупщиков обращаться к другому рынку сбыта – в соседний Таджикистан. Операции по продаже проходят прямо на границе. Продавцы выкупают твердое топливо грузовиками в местных шахтах – иногда законно, а иногда «мимо кассы» предприятий.

Сколько тонн угля можно вывезти с единственной шахты «Сулюктакомура», неизвестно — «весовая» предприятия не работает. Следит за количеством вывезенного сотрудник местной налоговой. После обеда он дремлет в темно-зеленом «Жигули» — машина служит ему и кабинетом, и убежищем от сурового баткенского солнца.
Эркайым Маданбекова накануне приехала на шахту вместе с водителем грузовика, которого наняла для перевозки угля в Таджикистан. Она занимается продажей топлива из местных забоев с 2000 года.

«Мы только углем занимаемся. Ничего больше в Сулюкте нет. А у нас семьи, как-то надо детей кормить», — говорит она.

«Сулюктакомур» задолжало ей, как и десяткам других сулюктинских женщин, крупную сумму — более 700 тысяч сомов. Но квитанций из бухгалтерии нет даже на половину этих денег.
Перекупщики платят за отпускаемый уголь в кассе предприятия. Затем нанимают водителя и отправляются на шахту, где забирают уголь. С одной машины Эркайым планирует заработать 4-5 тысяч сомов. Грузовик угля обходится в 35-40 тысяч.
«Сулюктакомур» отпускает уголь по 2 сома за килограмм. Таджикские покупатели готовы платить 3 сома. Местные называют такую стоимость катастрофически низкой и вспоминают времена, когда цена доходила до 15 сомов за килограмм.

При этом, измерять точное количество угля невозможно — проданное твердое топливо измеряют «на глаз» или вагонетками.

«Тут вслепую меряют вагонами. А когда покупателям отвозим, на месте и рассчитываемся. Бывает, вес в нашу пользу, бывает, что в их», — говорит Маданбекова.
«Тут вслепую меряют вагонетками»

Каныбек Жайнаков
«Акыл, дверь заварите, а, — недавно назначенный директор "Сулюктакомур" Каныбек Жайнаков с трудом находит общий язык с коллективом предприятия. — Видите, мы ничего никому говорить не можем, потому что мы банкрот — 160 миллионов денег должны».
Жайнаков пришел на предприятие весной 2016 года. Он говорит, что увидел объявление о вакансии в газете «Эркин-Тоо», отправил резюме и был приглашен на должность.

Он проводит нам экскурсию по развалинам некогда мощнейшего предприятия региона. Внутренний двор административного комплекса порос сорняками.
Столовая, ремонтный цех, трехэтажное здание для управленцев и еще несколько строений заброшены, в них нет электричества, тепла и каких-либо признаков жизни.
В плачевном состоянии предприятия Жайнаков винит предыдущее руководство. По его мнению, начальники специально пытались обанкротить компанию, чтобы потом продать ее «за копейки».
«Вот это здание раньше принадлежало «Сулюктакомур». Его рыночная цена 30 млн сомов. Но оно было продано в 3-4 раза меньше – за 7 млн сомов. Налоговая отобрала за долги и выставила на торги», — говорит директор предприятия.
— А местных не волнует благосостояние предприятия? Они же помнят времена, когда здесь все было хорошо? — спрашиваю я.
— Здесь народ только на этом и живет. Здесь они грабят всё. Каждый, кто живет в Сулюкте, занимается углем. Из-за этого такое плачевное состояние. Зарплату не платят. Если человеку зарплату не платить, он же будет воровать. Вот у нас работники каждый день просят зарплату. Мы не можем им её выдать, потому что продаем мы этот уголь, но не можем покрыть свои расходы. Только начинаем что-то делать, приходит налоговая, кассу опечатывает. На сегодняшний день все активы в аресте, — говорит Жайнаков.
«Зарплату не платят. Если человеку зарплату не платить, он же будет воровать»
— А как рядовые сотрудники воруют? Уголь что ли мешками таскают?
— Ну, конечно. Тут разные схемы. Они [покупатели] подкупают шахтеров. Платят им деньги. Ночью те едут. Чем сюда платить, легче тому дать 500 сомов, другому — 500.
— Как вы измеряете, сколько угля добыто?
— Весовая у нас не работает. Приблизительно. На глаз.
— А насколько «по-белому» вывозился уголь?
— По-белому? — усмехается Жайнаков, — Судя по долгам, сюда не заходило даже ничего. Все по-черному.
На момент публикации материала Жайнаков уже ушел с поста директора предприятия. Председатель Совета директоров «Сулюктакомура» на обсуждении этого вопроса сказал о Жайнакове:

«Весь персонал игнорирует указания директора, не исполняет порученные задания. Это все местный менталитет. Люди, шахтеры уже потеряли доверие ко всем руководителям ОАО "Сулюктакомур"».
Бухгалтер «Сулюктакомур» отказалась разговаривать с нами, но подтвердила, что предприятие продолжает работать «мимо кассы», несмотря на судебный запрет — останавливать добычу на шахте нельзя.

«Нам же так нельзя работать, поэтому разговаривать с вами не хочу, — сказала она.

Оценить, насколько велики масштабы коррупции на предприятии, сложно — несоответствия можно найти даже в документах по закупке строительных материалов.

Например, в закупочных актах за август 2015 года в графах «продавец» и «покупатель» значится один и тот же человек — Эсенбай Абдулхаков. При этом, никто из опрошенных сотрудников «Сулюктакомура» не смог вспомнить, кто такой Абдулхаков, и кто продавал стройматериалы в тот момент.

Без ежедневной закупки стройматериалов шахта работать не сможет — остановка приведет к подъему уровня грунтовых вод, и возобновить добычу будет стоить отдельных средств, которых у «Сулюктакомура» нет.
Объемы проданного оценить невозможно
За 2015-2016 годы на предприятии прошло два аудита. Один из них — по инициативе председателя Совета директоров Урмата Нурбаева. Частная аудиторская компания проверяла работу «Сулюктакомура» — оценивалось количество и качество добываемого и продаваемого угля.

Проверка выявила нарушения — на предприятии должным образом не велась бухгалтерия, количество и сорт вывезенного из шахты угля измерялись «на глаз».
Вследствие частой замены руководства, в 2015 году бухгалтерская работа полностью не проведена. Отсутствует главная книга, оборот основных средств и инвентаря и остатки всех расчетных счетов. На 2015 год не был составлен бухгалтерский баланс. За несвоевременное проведение учета напрямую виноват главный бухгалтер.
Из отчета аудитора
Количество и сорт вывезенного из шахты угля измерялись «на глаз»
«Последние пять лет шахтеры не получали зарплату, тем не менее, они здесь работают. Старое руководство все проводило мимо кассы. И в карман все уходило», — сетует Жайнаков.
Аудиторы подчеркнули, что из-за отсутствия весовой и добросовестной бухгалтерии, объемы добытого и проданного мимо кассы угля определить невозможно.
В период с 1 сентября 2015 года по 1 февраля 2016 года в бухгалтерии не были проведены работы по расчетам, не были взяты своевременные отчеты от ответственных сотрудников, так как бухгалтер-кассир У. Калыкова полностью не выполняла свои обязанности по бухгалтерии и принятию отчетов. У.Калыкова не получала отчеты от снабженцев и диспетчеров по реализации угля. Не были проведены отчеты по взаиморасчетам по реализации угля.
Из отчета аудитора
Шесть директоров за 10 лет

За последние 10 лет на предприятии сменилось шесть директоров — некоторые перестановки сопровождались скандалами и коррупционными делами.
2005-2009
2005-2009
Раимбек Назаров
Сулюктинский городской суд признал его виновным в 2008 году в злоупотреблении должностными полномочиями. Согласно решению суда, директор продал без согласования с Фондом государственного имущества (ФУГИ) шагающий экскаватор ЭКГ-10. Уйдя с поста в 2009, после апрельской революции 2010 года Назаров вновь становится директором предприятия.
2011-2014
2011-2014
Эргеш Мадаминов
Назначение Мадаминова на пост директора Фондом госимущества не одобряют сотрудники предприятия — они выходят на митинги и объявляют голодовку. Однако протесты не приводят к перестановкам, и Мадаминов остается в своей должности.

Верховный суд принимает его сторону в споре с Назаровым о том, кто должен быть директором «Сулюктакомура.
2014-2015
2014-2015
Шадыбек Бакибеков
Бывший мэр Сулюкты.
2015
2015
Эргеш Мадаминов
Снова стал директором после Бакибекова.
2015
2015
Адылбек Абдырахманов
Стал известен из-за конфликта с председателем Совета директоров «Сулюктакомура» Урматом Нурбаевым, который после назначения на должность стал жаловаться в ФУГИ на коррупцию в предприятии, но против него возбудили дело, обвинив в вымогательстве 100 тысяч сомов.
2016
2016
Каныбек Жайнаков
Пришел на предприятие весной 2016 года по объявлению в газете «Эркин-Тоо». Через несколько месяцев ушел по собственному желанию.

Председатель Совета директоров «Сулюктакомура» на обсуждении этого вопроса сказал о Жайнакове: «Весь персонал игнорирует указания директора, не исполняет порученные задания. Это все местный менталитет. Люди, шахтеры уже потеряли доверие ко всем руководителям ОАО "Сулюктакомур"».
2016
2016
Бакытбек Пирманов
Назначен на должность на замену Жайнакову. Бывший главный инженер предприятия.
«Это предприятие с миллионными долгами в данный момент можно вытащить, если рассматривать долгосрочное развитие. У нас нет таких людей, кто будет так целенапрвлено работать над этим месторождением, поэтому нет даже предпосылок к тому, чтобы предприятие приватизировать», — считает советник председателя Фонда госимущества Кубаныч Шатемиров.
Позиция ФУГИ по «Сулюктакомуру» довольно проста — доля государства в 45 процентов акций не дает возможности полностью управлять предприятием, потому что для этого необходим контрольный пакет более 50 процентов. А закончить приватизацию и передать все акции в частные владения фонд не хочет из-за отсутствия квалифицированных менеджеров.
Автор:
Хлоя Гейне
Визуализация:
Дмитрий Мотинов
Фотографии:
Дастан Умоттегин
Видео:
Азат Рузиев
© 2016 Редакция Kloop.kg разрешает использовать
на основе лицензии Creative Commons
все свои материалы, кроме видео и фото.

office@kloop.kg
Made on
Tilda